Андрей Бильжо: «Насколько ты свободен и насколько ты относишься к жизни с интересом – вот самое важное»

Андрей Георгиевич, знаем, что вам близка тема благотворительности. Расскажите подробнее о вашем пути?

Я защищал диких животных, какое-то время был представителем по защите белых медведей, занимался пиаром, рисовал, делал картинки рекламные. Еще мы с Николаем Николаевичем Дроздовым  защищали осетров, запрещали есть чёрную икру на новый год, за что меня возненавидели друзья. Я нарисовал картинки «кто будет есть в новый год чёрную икру, у того новый год будет чёрным». Потом появился фонд «Линия жизни». Мы занимались детьми с пороками сердца и сделали много эффективного. Первыми начали делать эндоваскулярные операции: научили наших хирургов делать полосные операции эндоваскулярно. Раньше это только за границей делалось. Когда знаешь, что на счету фонда тысячи спасенных жизней… дети уже стали взрослыми, а так бы умерли, это… Ты просто понимаешь, что это важная вещь. Без громких слов, без лишних фраз.

Наш фонд «Взрослые — мы» занимается помощью людям старшего возраста. Мы считаем, что люди в этом возрасте снова становятся уязвимыми и особо остро нуждаются в помощи, а государство не всегда и далеко не всем может помочь.

Чиновники стараются не давать деньги тем, кому за 60 лет, считая, что человек уже прожил свою жизнь. Эти деньги они якобы потратят на тех, кто нуждается больше. Но если бы это были бы их близкие родственники, то они бы, наверняка, нашли деньги. К сожалению, пока что, нам самим приходится брать на себя эту роль вместо государства – помогать людям, фондам.

Наши основные программы: выезд доктора домой к тем, кому сложно самостоятельно передвигаться, и юридическая помощь — наши юристы помогают добиться реализации своих прав, когда не дают квоту на лечение, или отказывают в лекарствах, например.

Вы похожи на советских пионеров, которые помогали старикам. В хорошем смысле. Да, есть много направлений: доставание препаратов, дополнительные консультации ваших врачей, когда человек лежит в больнице. Врач государственной клиники выпишет только те лекарства, которые он имеет право выписать. Он не скажет «Вам нужно принимать этот препарат, но у нас его нет», потому что не имеет права.

Да, мы с этими ситуациями работаем. Давайте вернемся к вашему личному опыту. Как вы встретили выход на пенсию?

Моя жизнь не изменилась. Как работал, так и работаю. Иногда даже больше, чем раньше. Но это все-таки исключение, потому что я занимаюсь творчеством. Писатель пишет пока не умрёт или не станет слабоумным, художник рисует пока не умрёт или не станет слабоумным. А когда становится слабоумным, то пишет ещё лучше.

Как люди из вашего окружения относятся к возрасту?

Это драма, когда человек, который до этого все время ходил на службу, уходит на пенсию. В нашей стране это драма в двойной степени. Потому что вырабатывается некий стереотип. Когда ты каждый день вставал и шёл к девяти часам на работу и вдруг тебе никуда идти не надо. В Советском Союзе врачами работали люди, которым было 70-80 лет! Николай Амосов, например, оперировал до конца жизни, и прекрасно у него это получалось. Но если тебя уволят, ты становишься перед драмой, потому что ты еще можешь работать, но тебе уже некуда идти.

Что делать в такой ситуации?

Смена стереотипов в старшем возрасте — серьезный травматический момент. Переезд в новую квартиру, например, это тоже беда. Потому что трудно ориентироваться по-новому: выключатель всегда был справа, а тут — слева, магазин был через дорогу, а здесь — через две и т.д. Что делать? Например, при всем моём критическом отношении, я старший по дому, член общественного совета САО «Арбат» и могу сказать, что для пенсионеров довольно много делается. Но люди не очень на это реагируют. А у нас здесь организуется и изучение компьютерной грамотности, и курсы иностранного языка, и танцы.

И группы пустуют?

Какие-то группы пользуются популярностью, какие-то нет. Надо бы провести маркетинговое исследование и понять, что пользуется большим спросом. Если это изучение компьютера, то нужно сделать таких групп 20, а не 2.

А Вы хотели бы преподавать что-то, учить рисовать, например.

Нет, у меня такой плотный график, что у меня не получается.

Получается ли реализовать все задуманное? Жалеете, что что-то не успеваете?

То, что не получилось, уже не получилось. Возвращаться к этому я не буду. Сейчас, например,  готовится моя книжка с рассказами и иллюстрациями. Это уже двенадцатая книга, мною написанная и  нарисованная. Те, которые я проиллюстрировал, я не считаю. На столе лежит книжка Ильи Евтеева, где будет много моих рисунков. Проектов хоть отбавляй. Это выставки, плюс вожу туристов в любимые места: Венеция, Соловки, остров Искья, Неаполь, Рим.

Тема здорового образа жизни близка вам ?

В какое-то время была близка, но в относительном смысле. Я ходил в спортивный зал, сейчас, видимо, начну опять. Я держу себя в эстетической форме, не сказал бы, что в спортивной, но слежу за весом.

Это только спорт или соблюдаете какие-то диеты?

Стараюсь есть не много. Встаю на весы, если что-то перебираю, сажусь на какую-то лёгкую диету. Важно, как ты выглядишь. Человек в определенном возрасте должен элегантно одеваться, следить за собой. Если он бросает за собой следить, то стареет гораздо раньше. Он и не должен молодиться, потому что дядьки, которые красят волосы, брови и усы, например, тоже смешно. Нужно следить за модой и быть элегантным. Вот итальянцы, например, в этом смысле идеальны. Человек в 70 лет выглядит просто великолепно. Так что, следить за собой, заниматься спортом каким-то несерьезным — это я поддерживаю. Выпиваю тоже каждый день.

Для здоровья? А что пьете, если не секрет?

Закуска нам диктует алкоголь. В основном, вино.

А что делать, чтобы элегантно одеваться? В Италии, наверное, другие пенсии у людей. А как быть нашему человеку?

Финансы, конечно, большая проблема, но есть много дешёвых вещей, которые можно подогнать под себя. Например, открыл магазин в Лесном городке. Это сеть какая-то. Оказалось, что все вещи из этого магазина из Узбекистана, страны хлопка. Они взяли немецкие, французские, итальянские лекала и шьют по ним всё: рубашки, кардиганы. И стоит это совсем дешёво. Как-то я оделся весь из этого магазина, поехал на день рождения и спрашивал: «Как вам эта рубашка? Как вам этот кардиган?». Никто не мог сказать, где я это купил.

Продолжая тему здорового образа жизни, вы часто к врачам наведываетесь?

Нет, но покупаю страховку и хожу к тем врачам, которых знаю и которым доверяю. Они ко мне хорошо относятся. Очень важно отношение врача к пациенту.

А верите в альтернативную медицину? Гомеопатию? Аюрведу?

В альтернативную медицину я не верю, но не относил бы туда гомеопатию. Во-первых, гомеопаты – это врачи, у которых есть медицинское образование. Вся остальная альтернативная медицина – люди без медицинского образования. Во-вторых, это область очень старая, со своими традициями. В-третьих, если мы не можем объяснить, почему достигается положительный эффект, это вовсе не значит, что это плохо. Например, мой сын лечился от гайморита многие годы. Пока он не стал лечиться у гомеопата и всё прошло. Я не могу это объяснить, будучи человеком с медицинским образованием.

У вас два внука. Сколько им лет?

Одному исполнилось 22 года, другому — 15 лет.

Находите какие-то отличия в новом поколении?

Не вижу никакой разницы. Мой внук пятнадцатилетний, он как бы я, маленький. Я специалист по переходному возрасту. Все признаки переходного возраста были во все века, они существуют даже у обезьян. Это желание проявить самостоятельность и боязнь этой самостоятельности, оппозиция к взрослым и т.д. Это взрослые, забыв про свой переходный возраст, перестают понимать детей. И это проблема скорее взрослых.

Каким своим поступков вы гордитесь больше всего?

У меня был больной из Эфиопии, никто не мог поставить ему диагноз. Он не мог не видеть солнце. Он вешался, когда солнце закрывали тучи, поэтому в Москве он жить не мог. Я собрал комиссию профессоров, они написали ему диагноз: «Не может находиться на территории Советского Союза». Я позвонил в посольство Эфиопии, и на следующий день прямо из больницы пациента увезли в аэропорт. Когда мы с ним прощались, на его чёрном лице была ошеломительная белозубая улыбка – он был счастлив, что уезжает. Я горжусь этим поступком, потому что он неординарный. И горжусь теми советскими профессорами, которых я уговорил это сделать.

Какой период самый сложный у человека? Понятно, что жизнь прожить — не поле перейти. Но в какой момент она труднее всего?

Все периоды сложны. Насколько ты свободен и насколько ты относишься к жизни с интересом – вот самое важное. Сложный период детства: детские сады, казенные дома, школа. Потом начинается пубертат, потом поиски профессии и себя , потом кризис среднего возраста, потом пенсия. Легких периодов нет.

Дадите совет главного психиатра страны: что делать людям, которые недавно вышли на пенсию, перестали работать и не знают как это пережить?

Я часто рассказываю о двух бывших балеринах. До революции они танцевали, а потом никуда не уехали и жили здесь, в маленькой квартирке. Две сестры. И когда к ним пришёл один знакомый и спросил, чем они занимаются, они сказали: «Мы учим японский». Он спросил: «Вы собираетесь в Японию»? Они говорят: «Нет, мы учим японский, чтобы работали мозги». Надо найти для себя какое-то занятие. Ничего другого не существует. Учить японский, рисовать, гулять, собирать шишки — всё, что угодно. За границей в этом смысле лучше, и пенсионеры путешествуют. Когда мы видим  группу туристов, очень часто это сильно пожилые люди. И тем не менее они путешествуют. А путешествия продлевают жизнь, это всегда что-то новое. Новые впечатления — это всегда субъективное увеличение времени.

 

Фотография — mktravelclub.ru